История настольного тенниса в Китае

10 Апр 2011

Пин пан цю или настольный теннис очень популярная и уважаемая спортивная игра в Китае. В течение многих лет он в действительности оставался видом спорта сродни футболу, баскетболу и бейсболу в других странах. Даже когда в Китае было ещё черно-белое телевидение и всего три канала, один канал был полностью отдан Пинг-понгу. Хотя, само название Пинг-понг не китайского происхождения и принадлежит компании Братья Паркер.

Почти во всех школ, на фабриках и заводах, офисах есть несколько столов для пинг-понга, устроенных в каком-нибудь уголке. На вокзалах, в сельских областях, практически везде, можно встретить людей, играющих в пинг-понг, которые либо отдыхают, или просто пытаются убить время. Настольный теннис- спорт, который доступен каждому. Все, что необходимо для игры – пара ракеток и шарик пинг-понг, стол и сетку можно легко симпровизировать.

Мао Цзэдун, Чжоу Эньлай, Ден Сяопин были поклонниками настольного тенниса.

В начале 1950-х годов Мао Цзэдун сделал настольный теннис национальным видом спорта Китая, узаконив постановление соответствующим декретом. Китаисты рассуждают по этому поводу, что Великий Мао, укрепляя законность спортивной игры, хотел добиться того, чтобы китайский народ развил уверенность в себе и показал миру, что могут превзойти его в чем-либо, неважно в чем, после многих столетий оскорбления страны. Почему именно предпочтение было отдано настольному теннису, не известно. Возможно, что Мао выдвигал на ведущие позиции игру, которая нравилась ему самому. Но скорее потому, что настольный теннис «дешевый» вид спорта, доступный даже самым бедным слоям населения. В любом случае, Китай стал членом Международной федерации настольного тенниса в 1953 году, прежде чем появились китайские теннисисты мирового класса. В 1959 году в Дортмунде Чемпионом мира в одиночном разряде по настольному теннису стал Жун Готуань, за ним следовал Чжуан Цзэдун, выигравший три титула Чемпиона мира (1961, 1963, 1965). В 1965 году из семи высших титулов китайцы выиграли пять. Мао Цзэдун назвал победу китайцев в пинг-понге «духовным ядерным оружием» и щедро…хвалил игроков, но отнесся несерьезно к тому факту, что китайцы несколько отличительно держали ракетку при игре в пинг-понг.

Для утверждения игры по всей стране были посланы представители на поиски талантливых детей не только в теннисе, но и других видах спорта.

Настольный теннис, как и многое другое, значительно пострадал во время Культурной Революции. Преследуемые и замученные Красными Охранниками, три члена сборной китайской команды совершили самоубийство в 1968 году, включая и национальную гордость – первого среди китайцев чемпиона мира Жун Готуаня.

Потепления китайско-американский отношений началось со знаменитого эпизода, который называют Пинг-понговой дипломатией. Во время 31-го Чемпионата Мира по настольному теннису, проходившему в 1971 в Японии, фотография на которой Гленн Коуон и легендарный китайский теннисист Чжуан Цзэдун находятся рядом, появилась в Японии на первых газетных полосах.

Дело было так. Гленн Коуон пытался добраться до главного стадиона во время турнира в Нагоя. Он махнул рукой проезжавшему автобусу с эмблемой турнира и поднялся в остановившийся автобус. Автобус был занят китайской сборной командой, и свободных мест в автобусе не оказалось, и Гленн устроился возле дверей. Все китайцы внимательно рассматривали длинноволосого американца. Надо заметить, что, несмотря на одаренность и главное участие в установлении китайско-американских отношений, Гленну Коуону грозили исключением из поездки в Китай. Он публично заявлял, что принимает наркотики, и привез их с собой в Японию. А в Японии он сразу же познакомился в баре с дамочкой сомнительного поведения и провел с ней ночь в отеле.

Чтобы разрядить нависшую тишину, Гленн сказал на английском языке: «Я понимаю, что моя шляпа, моя прическа, моя одежда выглядят забавными, но, поверьте, в США много людей похожи на меня».

Чжуан Цзэдун попросил переводчика перевести то, что сказал Гленн. Позже он говорил, что «даже сейчас я не могу забыть наивную улыбку на его лице» и тогда уже решил, что сделает подарок Гленну. Он подарил ему парчовый гобелен из города Ханчжоу. Коуон выходя с автобуса, улыбался, держа гобелен в руках. Рядом с ним шел такой же улыбающийся Чжуан Цзэдун. Гленн Коуон через некоторое время передал Чжуан Цзэдуну футболку с американским флагом и символом мира.

Китайская команда приехала в Нагоя с лозунгом «Первое-дружба, второе – соревнование!» Но вместе с тем спортсменам строго приказали не позировать перед фотографами, обмениваться флагами и заводить беседы с американцами.

Несколькими годами раньше Мао Цзэдун говорил: «Рассматривайте пинг-понг как главную победу над капиталистическим врагом. Поразите его своей социалистической ракеткой, и вы выиграете очко для своей родины».

Чжуан Цзэдун получил немало бранных упреков за демонстрацию дружбы. В свою защиту он сказал, что китайский народ должен дифференцироваться между американскими политиками и простыми людьми. «Что неправильного было в моих действиях?».

Команды по настольному теннису из Канады, Колумбии, Англии и Нигерии уже приезжали в Китай. Некоторые чиновники в Китае решили, что США напрашивались на приглашение из-за событий, развернувшихся в Японии, и обсудив вопрос о приглашении американской команды, отвергли такую возможность. Мао же были отправлены отчеты об обсуждении в чисто формальном варианте.

Мао рассматривал все документы, находясь в постели. Уже выпив свой сонный порошок, он увидел фотографию Гленна Коуона и Чжуана Цзэдуна. По словам медсестры Мао, У Сюйцзюнь, вождь посмотрел на фотографии и громко воскликнул: «Боже мой! Это же Чжуан Цзэдун!», и сказал, что американская команда должна обязательно приехать в Китай. Только единственной проблемой являлось то, что Мао сам же постановил, что любая идея, которая придет ему в голову во время действия снотворного, не должна будет впоследствии принять законную форму. Естественно, у Сюйцзюнь только согласилась с Мао, однако он отказался заснуть пока его приказ не был отдан в министерстве иностранных дел.

Посещение американской команды Китая произвело дипломатический фурор. Никсон сказал, что эта неделя встряхнула весь мир, через десять месяцев он сам уже прибыл в Китай. Мао, как говорят, любил китайско-американские отношения называть Пинг-понговой дипломатией.

Элла Михайленко