Сэнто. Развитие японской общественной бани.

20 Мар 2010


Warning: mysql_query() [function.mysql-query]: Unable to save result set in /var/www/rootking/data/www/orientstyle.ru/wp-includes/wp-db.php on line 1879

Из всех возможностей доступных для утомленного путешественника в Японии, поход в общественную баню или сэнто является, пожалуй, одним из самых приятных и интересных мероприятий, подходящих и для расслабления, отдыха, веселья,  и для того, чтобы окунуться в местную культуру в самом прямом смысле этого слова.

Для японцев существует простое уравнение: чистота + нагота + близость = сэнто, но без всяких двусмысленных коннотаций.

Чистота, возможно, более важна для японцев, чем в любой другой мировой культуре. Японцы даже одно и то же слово (кирэй) используют для категорий «чистый» и «красивый», ритуал очищения – главный элемент в синтоистских ритуалах, тогда как в буддизме, прежде всего, это вопрос этики. Перед тем как просить что-то у своих божеств, японцы всегда тщательно моются, а в прошлом ещё и надевали светлое кимоно. Японские таксисты обслуживают в белых перчатках, борцы сумо прежде чем начать поединок бросают соль, чтобы очистить место поединка. Самое страшное оскорбление для японских школьников, если их назовут «бактерией».

Что касается близости в контексте японской общественной бани, так это близость, касающаяся гармоничных отношений в семье.

Итак, давайте попытаемся разобраться, что такое сэнто для японского человека и обратимся, прежде всего, к истории общественной бани в Японии и посмотрим, что она представляла собой в самый ранний период эпохи Эдо, когда появилось само понятие сэнто («горячая вода за монеты»).

В Индии, на родине Буддизма, постройки в которых сохраняются священные статуи, называют Гаран. В пределах семи самых важных зданий храмового комплекса («Семи Гаранов») находится религиозная или ритуальная баня. Очищение тела приводит к очищению души – фундаментальная идея, лежащая в основе самой ранней индийской религиозной мысли.

Ритуальная баня в китайском буддистском храме всегда была открыта для общественности. В ней больной или бедный человек мог найти снадобье от недуга или пищу.

В Японии же религиозное купальное заведение называлось «юя» (помещение с горячей водой).

Начиная с периода Нара, гараны (храмовые комплексы) получают все большее распространение, соответственно увеличивается количество ритуальных бань, которые к тому же становились больше по размеру. Тогда их стали называть «Оюя» или «Большое помещение с горячей водой».
В соответствии с первоначальной буддистской традицией ритуальная баня была рассчитана только на духовенство. Но в Японии, например супруга императора Сёму, Комё Кого дозволяла больным искупаться шесть раз в месяц в «священной бане».

В период Камакура уже все люди могли пойти в «оюя». Еще одну заслугу помимо других религиозных достижений, приписывают Кукаю (посмертное имя-титул Кобо Дайси) то, что в области Кансай он придумал первую паровую баню, «мусибуро». Бани делали в пещерах, соломенные циновки окунали в морскую воду и размещали над горячими углями. Мусибуро получили распространение по всей Японии и стали чрезвычайно популярными. Дворяне, богатые торговцы строили свои собственные бани, что привело к идее создания общественных бань, открытых для всех желающих.

Неизвестна точная дата, когда сэнто, тип общественной бани, стал представлять собой вполне обычный бизнес, далекий от религиозных предпочтений. Первое письменное использование слова «сэнто» замечено в «Нитирэн Госёроку» (1266).

Ещё в одном историческом источнике (коллекция «Гиён Сикко») сказано, что император Годайго во время своего недолгого господства (1321-1324) велел установить сэнто на территории, прилегающей к храму Ясака (Киото).

Согласно Кэйтё Кэмбунроку (Хроники периода Кэйто, октябрь1596 -июль 1615) сэнто в эпоху Эдо появились в 1591 году, спустя год, после того как столица сёгуната Токугава Иэясу переехала из Осака в Эдо. Не забыто имя человека, Ёити Исэно первый организовал общественную платную баню (сэнто), находилась она рядом с мостом Дзэнигамэ, между мостами Токива и Гофуку в старом Эдо. Вход составлял одну монету «эйракусэн».
Во время периода Эдо (1603-1687) существовало два типа бань. В восточных областях купальные заведения назывались «юя», в них наличествовали большие бассейны. В западных районах (Осака, регион Кансай) были «фуроба», с совсем маленьким бассейном. В настоящее время «фуро» и «юя» имеют равное значение, но в прошлом под «фуроба» подразумевалась паровая баня (или мусибуро), тогда как «юя» - горячая вода или ванна.

Первые сэнто представляли собой снаружи обычное непримечательное здание, что совершенно отличается от тех сэнто, которые позже станут похожими на буддистские храмы. Идентифицировали бани указательные знаки, висящие при входе - лук и стрела – визуальная игра японских слов = «находиться в горячей воде».

После входа можно было увидеть -  так же, как и в наши дни - место для наблюдателя (бандаи), дальше находилась область со шкафчиками для обуви, которая разделялась на две части, каждая сопровождалась рядом занавесок и приводила к дацуидзё или дацуиба (место, где переодеваются) – женской и мужской половине. В старое время раздевалка представляла собой область, пол которой был покрыт деревянными планками. Соседи любили собраться вместе после выхода из купального помещения обмениваться свежими сплетнями или просто остужаться после парной бани и посвящать время праздной болтовне. В самом начале дацуидзё и банная территория не были разделены вообще.

Дзакурогути, вход в купальню был высотой всего 80 см, и спроектирован таким образом, чтобы не выпускать высокую температуру из банного помещения. Поскольку внутри не было никаких окон, место, где находился бассейн, было достаточно темное. Чтобы предупредить заходивших в бассейн, люди преднамеренно откашливались, иначе на них могли нечаянно наступить.

В невыносимо горячей воде невозможно было находиться в течение длительного времени. Понятно, что в те далекие времена ещё не было никаких кранов, вместо этого сансукэ (дежурный банщик) или наблюдатель выдавали воду, наполняя тазики купальщиков большим деревянным ковшом.

Даже притом, что бани в начальный период эпохи Эдо представляли собой маленькие темные помещения, их считали местом сбора и своеобразным клубом для отдыха и приятного общения.

Элла Михайленко