Бингата — окинавское чудо

2 Фев 2010


Warning: mysql_query() [function.mysql-query]: Unable to save result set in /var/www/rootking/data/www/orientstyle.ru/wp-includes/wp-db.php on line 1879

Бингата – уникальная техника окрашивания ткани по трафарету, традиционное искусство на Окинаве. Когда-то Окинава входила в отдельное монархическое государство Рюкю с главным городом-замком Сюри (часть территории города Наха). В течение 14-15 столетий заимствованные техники окрашивания текстиля из стран - торговых компаньонов королевства - Китая, Кореи, Индии, стран Юго-Восточного региона, Японии в том числе, вдохновили жителей королевства Рюкю, учитывая отличительные особенности в культуре и жарком климате, создать оригинальную сложную технику бингата.

Слово бингата в старых документах не встречается, технику называли «кататити» (использовать образцы) или хана-нуну (цветочная ткань). Первый кто употребил слово бингата(буквально «красный стиль»), был ученый, этнограф, лингвист, «отец Окинавалогии» - Иха Фую (1876-1947).

Смелые образцы текстиля-бингата сочных красных, желтых, синих, зеленых цветов представляют трехмерные перспективы и напоминают больше картинную живопись. Хотя бингата – направление присущее только для архипелага Рюкю, текстиль часто окрашивают типичными японскими мотивами, такие как цветение сакуры, сосны и глициния, в не зависимости от сезона. Но на одной ткани параллельно можно увидеть мотивы и юго-восточного стиля.

Существует два способа ручной росписи ткани Бингата: «Ката-дзомэ» (окрашивание по трафарету) и «Цуцугаки-дзомэ».

 

Цуцугаки-дзомэ переводится следующим образом, цуцу – «тюбик», гаки (каку) – рисовать. Эскиз наносят рисовой пастой из тюбика, подобно тому, как украшают кремом торты из кондитерского шприца.

Айгата, текстиль покрашенный несколькими оттенками индиго.

Рисовую пасту, «нори», (резерв) наносят на ткань перед окраской, с целью выделелить рисунок. Резерв используется для нанесения контура или для покрытия отдельных участков ткани (в ката-дзомэ по трафарету), чтобы при крашении участки ткани, покрытые резервами, не окрашивались. Красители применяют на ткани один за другим.

После завершения изобразительного процесса, все детали покрыты нори, ткань красят цветом основного фона.

Ката-дзомэ в основном применяют для росписи одежды, цуцугаки-дзомэ – для фуросики или для занавесей на сцене, на которой исполняют рюкюские танцы. Так как фуросики в сегодняшнее время главным образом имеет назначение упаковки для свадебных подарков – на ткань наносят символические рисунки - Сё-тику-бай (сосна, бамбук и слива), пионы и ирисы, на занавесе часто рисуют Сё-тику-бай и Цуру-камэ (журавль и черепаха).

Первоначально одежду из текстиля в технике бингата могли носить только короли (ваны), аристократы, высокопоставленные военные (сидзоку). Текстиль «бингата» использовали для костюмов церемониального характера, одежды танцовщиц, приветствовавших посланников из Китая или сёгуната Токугава в Эдо. Бингата являлась официальной одеждой. Королевская семья носила одежду желтого цвета, дворяне – голубого цвета.

Дамы из высших слоев охраняли бумажные трафареты, чтобы никто их не увидел, и не знал о них, во избежание того, что рисунок на чьем-либо кимоно мог бы повториться.

После того как в 1609 году Япония вторглась на территорию государства Рюкю и потребовала дань в качестве товаров ремесленного производства, а именно ткани, расписанные в технике бингата и текстиль, изготовляемый из бананового волокна.

Аристократы надевали одежду из «тиримэн» (шелковый креп) или «риндзу» (узорчатый сатин) с прекрасными разноцветными рисунками на белом или светло-желтом фоне. Когда бингата - одежду смогли носить простолюдины, им позволялось использовать для одежды хлопчатобумажные ткани «оборо-гати», окрашенные в один из пяти цветов (ири-оборо) или в два цвета (индиго и черный).

На Окинаве сегодня можно приобрести многие предметы одежды в технике бингата, но, учитывая ручной труд и чрезвычайно трудоемкий и продолжительный процесс, они стоят достаточно дорого. Чаще всего заказы на одежду по случаю празднеств или церемоний поступают за несколько месяцев вперед.

Элла Михайленко